Война – не для детей. Дети – не для войны

  • Война и дети – понятия несовместимые или, как сказал бы великий Пушкин, «две вещи несовместные».
     
    Дети рождаются для продления рода человеческого, для жизни на цветущей планете под чистым небом и теплым солнцем. Конечно, для счастья, радости – родителей и их самих. 
     
    Вот это – естественно. А то, что с войной связано и ею привнесено в жизнь детей: страх перед вражескими самолетами, бросающими с неба бомбы и смерть, голод или постоянное недоедание, эвакуация, потеря родителей, сиротство, тяжкий, явно не по годам труд, – это неестественно, точнее – противоестественно. 
     
    А еще точнее – это преступление. Убеждена в этом!
     
    Мои родители – дети войны. Они даже учились вместе, в одном классе, вплоть до введения раздельного обучения мальчиков и девочек, жили на соседних улицах, а потому детские воспоминания у них были едиными. 
     
    Сегодня жалею, что не расспрашивала их о том периоде. Не я виновата, они сами отбили охоту. Они считали свое детство тяжелым, детством без детства, невезением судьбы, выпавшей на долю всего их поколения. Так, мол, стоит ли вспоминать об этом? 
     
    Отец после ухода старшего брата на фронт и скорой его гибели вынужден был пойти на тяжелый взрослый труд, распрощаться с юношескими мечтами. 
     
    Мама по поручению своих родителей периодически носила в госпиталь бидон с козьим молоком для раненых, и хотя, по ее словам, старалась в пол глядеть, все равно увидела много страшного, нечеловеческого. А что конкретно, мне так и не довелось узнать. Она начинала плакать, говорила, что все это еще тогда душу так надсадило, что до сих пор воспоминания сердце разрывают. Но один их рассказ помню.
     
    Бомбили пристань, вой и грохот, страх. Забились под старинные, тяжелые («еще царского времени») скамейки в аллее, потом, подчиняясь чьему-то приказу, выскочили с плачем и воплями. Бегут, а там мальчик стоит, заикается страшно, пытается сказать «мама», захлебывается в двух этих слогах, пытается выдохнуть это слово, но только сипит и пальцем на крону дерева показывает. А там голова женская в ветвях. 
     
    И мальчика, и женщину родители называли по имени, видимо, знали их, возможно, те жили по-соседству. Маму почему-то в этот момент пробивало на подробности, которые отец считал неуместными, а мы, дети, жадно ловили каждое слово. Вот что помнится:
     
    «Они всегда гуляли на пристани, за руку держась. Очень, очень красивая, культурная женщина. Прическа у нее всегда в буклях, такими волнами, валиками, над лбом уложенными. А тут… волосы так и развеваются, так и спадают с дерева, жуть просто. Одна голова без туловища. А мальчик дрожит, трясется весь, бедняжка».  
     
    Кто они, дети войны? 
     
    Юные защитники блокадного Ленинграда.
     
    Сын полка, правдами и неправдами закрепившийся в действующей армии. 
     
    Юный партизан, под видом пастушка или грибника ведущий разведку под носом у врага.
     
    Детишки, оказавшиеся в оккупации и ежеминутно живущие рядом со смертью.
     
    Дети из концлагерей с круглосуточно работающими печами крематория.
     
    Малыши, тормошащие убитых во время бомбежки матерей.  
     
    Подростки, вместе со взрослыми кующие победу в тылу. Они заменили братьев и отцов: выпускали снаряды, запрягались вместо лошадей и пахали землю, чтобы вырастить хлеб. 
     
    Дети войны – и веет холодом,
    Дети войны – и пахнет голодом,
    Дети войны – и дыбом волосы:
    На челках детских седые полосы.
    Земля омыта слезами детскими,
    Детьми советскими и не советскими.
    Какая разница, где был под немцами,
    В Дахау, Лидице или Освенциме?
    Их кровь алеет на плацах маками.
    Трава поникла, где дети плакали. 
    Дети войны – боль отчаянна.
    И сколько надо им минут молчания...
     
    Эти дети рано повзрослели, многое в жизни познали, пережили, получили немало разочарований и открытого предательства, но не очерствели душой. Они и сегодня живут рядом с нами – наши старшие коллеги, учителя по жизни, родители, соседи. 
     
    А на Земле до сих пор идут войны, и ежеминутно война, насилие, жестокость подстерегают детей. 
     
    Война – не для детей. Дети – не для войны.
     
    София ГАРИФУЛЛИНА, фото Мансура ФАРУКШИНА

    01.06.2015