Дважды воскресший

  • В первый раз это произошло с сержантом Александром Тетюхиным в трудное время для страны. Второй год шла Великая Отечественная война против вероломно напавшей на нашу Родину фашистской Германии.
     
    Летом 1942 года на узкий участок фронта, занятый нашим пехотным полком, потерявшим в кровопролитных боях почти половину своего состава, противник бросил шесть танков и до трех батальонов пехоты. Красноармейцы огнем автоматов и пулеметов отсекли вражескую пехоту, уложили её почти начисто, танки же остановили противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью. В этом бою сержант Тетюхин подбил два танка.  
     
    Ходить бы Тетюхину с орденом на груди да случилась беда, осколок мины попал в ногу. Санитарка стащила раненого бойца в овраг, где его вместе с другими погрузили на повозку и отправили в медсанбат. 
     
    Но не повезет, так не повезет. Немецкая артиллерия накрыла выехавшую из оврага повозку с ранеными. Повозка взлетела в воздух, среди раненых были убитые и контуженные. Так Тетюхин первый раз попал в число убитых. В полку вычеркнули бойца из списков живых. Как и кто его подобрал, установить трудно. И пока его тяжелораненого, вдобавок контуженого, везли в тыловой госпиталь, матери бойца пришла «похоронная». Велико горе матери, потерявшей единственного сына. А через две недели получила треугольник и чуть не упала в обморок. Сын писал, что ранен и находится в госпитале. 
     
    В декабре 1942 года Тетюхина выписали из госпиталя и направили в запасной полк. Здесь стали обучать его искусству минёра, занятия шли по ускоренной программе: все понимали, к чему такая спешка. 
     
    Когда в начале февраля 1943 года наши войска окончательно окружили и пленили 330-тысячную группировку немецко-фашистских войск под Сталинградом, сержант Тетюхин в это время войсковым эшелоном прибыл к месту нового назначения, на Курскую дугу, в отдельный инженерный батальон 250-й стрелковой дивизии. Батальон минёра Тетюхина в сражении на Курской дуге первым вошел в знаменитый прорыв у деревни Орловка. Бойцы сидели на броне танков. Но вот впереди немецкие траншеи. Наш танк загорелся. Вместе с другими бойцами Тетюхин соскочил с брони горевшего Т-34 прямо в немецкую траншею.  
     
    В этой схватке батальон понес значительные потери, было много убитых и раненых, Тетюхин был легко ранен в голову. Лёжа ещё в дымящей воронке, сам себе перевязал голову индивидуальным пакетом. А потом хоронил однополчан в наспех вырытых могилах и смотрел, как сыпалась сухая земля на их мёртвые лица. Ему казалось, что они смотрят на звезды. 
     
    Пройдя затем огненную бурю сражений под Курском, зимой 1944 года уже на земле Белоруссии Тетюхину самому сквозь мёрзлые комья из братской могилы довелось видеть в ночном небе звезды. Это был скоротечный бой. Немцы окопались у деревушки и огрызались минометным огнем. Бойцы цепью перебегали по снежной целине. До крайней избы оставалось метров 400. Тетюхин не слышал ни воя падающей мины, ни разрыва, только пламя плеснуло в глаза.  
     
    Под вечер похоронная команда подбирала убитых для захоронения. Рыть могилу в мерзлой земле было долго и некогда. И солдаты приспособили для этой цели бомбовую воронку неподалеку от дороги. Глубокой ночью Тетюхин очнулся, он лежал в могиле на самом верху. Было морозно. Сквозь комья в глаза ему светили колючие звезды. Когда сознание вернулось полностью, он понял, что похоронен. Ему стало страшно. Он пытался приподняться, но не смог этого сделать. И он подумал, что через два-три часа замерзнет и умрет по-настоящему. 
     
    Затем он услышал скрип полозьев, фырканье лошади и голоса людей. Ехали и разговаривали двое. Тетюхин закричал. Но голос был приглушенным. Лошадь остановилась, послышался хрипловатый голос: 
     
    – Слушай, старшина! Никак стонет кто-то. Тут ведь утром бой был. 
     
    – Погоняй, – ответил другой голос, – то сани скрипели. Тетюхин испугался, что люди уедут, набрался сил и крикнул в отчаянии еще раз. 
     
    Близко захрустел снег под ногами. 
     
    – Могила! – сказал испуганный голос. 
     
    Потом Тетюхина несли, и ему было спокойно, и колючие звезды не сверлили мозг. Последнее, что услышал он: 
     
    – Иван, гони в медсанбат.  
     
    Через четыре месяца сержант Тетюхин снова отважно воевал. Но уже на германской земле. Шла победоносная весна 1945 года. Гнать фашистов до Берлина оставалось еще 60 км. После войны дважды воскресший Тетюхин вернулся в родные места, восстанавливал разрушенное войной народное хозяйство. 
     
    К сожалению, моя переписка с ним оборвалась после развала Советского Союза. Мы, солдаты Великой Отечественной войны, оказались в разных государствах. 
     
    Нижад ШАНГАРАЕВ, ветеран  Великой Отечественной войны  250-й Бобруйской Краснознаменной, ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии

    11.03.2015